Треугольник Карпмана: преследователь, жертва, спаситель

У всех людей независимо от их профессии или знаний существует потребность в эмоциональном общении. То есть в общении, которое вызывает заметное изменение типичного эмоционального состояния. Именно данный контекст лежит в основе образования желаемых вторичных выгод от разыгрывания тех или иных ролей и ролевого поведения. Отношения в рамках “Треугольника Карпмана” чётко следуют по эмоциональной динамике общения, минуя рациональный контекст. Каждый из участников “треугольных” отношений стремится в первую очередь достигнуть необходимых ему на текущий момент чувств. Для достижения необходимого и используются соответствующие роли. Итак, попробуем разобраться, как эти роли разыгрываются на эмоциональном уровне.

1) Агрессор

“Агрессор” реализует в рамках треугольника своё подавленное желание в доминировании (превосходстве) посредством легитимного настаивания на своей правоте. Для этого “агрессор” находит для себя обоснованный повод диктовать “жертве” свои условия, в виде обвинений или ультиматумов. В силу того, что “жертва” сопротивляется предъявленным условиям, “агрессор” поднимает своё эмоциональное состояние за счёт её подавления. Это и есть та базовая потребность, которая держит данную роль.Для роли “агрессора” очень важно наличие внутреннего обоснования своей правоты.Это условие является ключом для изменения этой ролевой установки и для трансформации отношений. Изменение у “агрессора” ощущения внутренней непогрешимости приводит к разрушению ролевого поведения. Но противодействие на уровне ответной агрессии со стороны “жертвы” или другого лица наоборот приводит “агрессора” в ещё большее возбуждение и усилению его агрессии.

2) Жертва

“Жертва” реализует в рамках треугольника своё базовое подавленное желание свободы путём отказа от всякой ответственности за свои действия и свой выбор. Дополнительно “жертва” может стремиться получать стороннее внимание, заботу, путём привлечения внимания к своим “несправедливым страданиям”.Так же тут может отрабатываться пассивно-агрессивная позиция провокации явных агрессоров на свои действия с перекладыванием видимой ответственности за возникший конфликт на них. В качестве компенсации за свои “страдания” “жертва” может позже предъявлять материальные или эмоциональные претензии к бывшему агрессору, становясь по отношению к нему новым “агрессором”.Именно “жертва” является базовой ролью в рамках “Треугольника Карпмана”, остальные роли могут даже отсутствовать или быть виртуальными.”Жертва” легко переходит из своей роли “жертвы” в роль “агрессора” и наоборот. Основная трудность в работе с “жертвой” заключена в том, что она принципиально не видит причинно-следственных связей своих действий, ибо это как раз и есть та самая ответственность, от которой она стремится уйти. Реальным выходом из сложившегося ролевого расклада со стороны “жертвы” является изменение типичной эмоциональной динамики. Если показать бывшей “жертве” реальную возможность удовлетворить свои эмоциональные потребности иными способами, то есть вероятность того, что она пойдёт на принятие ответственности за свои действия,, которое позволит “жертве” выйти из своей привычной роли.

3) Спасатель
“Спасатель” реализует в рамках треугольника своё подавленное желание проявлять агрессию. Но в отличии от “агрессора” он не может позволить себе открытое проявление своих желаний, вместо этого он использует механизм сопричастности с бывшей “жертвой”, которую он переключает из типичной ей роли “жертвы” в комплиментарную роль “агрессора”.”Спасатель” не желает вывести “жертву” из “треугольного расклада”, ибо тогда он теряет эмоциональные выгоды от контакта с ней. Как и “жертва”, “спасатель” не видит своей доли ответственности и стремится переложить её через “жертву” на её “агрессора”. Ключом для разрушения роли “спасателя” является его принятие собственной агресии. Как только “спасатель” понимает свой вклад в реализацию сторонней агрессивности пар “жертва” – “агрессор”, то он теряет интерес к данным “треугольным отношениям”.

Треугольники Карпмана встречаются в нашем социуме довольно часто. Их много и в семейных отношениях (жена-муж-родитель жены (мужа), бабушка-мама-дочь и дедушка-папа-сын, часто треугольником Карпмана становится и так называемый “любовный треугольник”), в отношениях рабочих (начальник – сотрудник – другой сотрудник или внешний консультант), в психотерапии и особенно в лечении зависимостей (пациент – родственник пациента – врач), и так далее, и тому подобное.
Как любая система с положительной обратной связью (то есть – действие вызывает еще более сильное действие, и так по кругу), треугольник Карпмана имеет тенденцию к усилению: причем к усилению деструктивного состояния, в котором Преследователь третирует Жертву все сильнее.

Иными словами, такой треугольник – игра, в которой два участника так или иначе сговариваются против третьего. Поэтому в этой модели постоянно кого-то бьют: психологически, а то подчас и физически. И каждый держится при этом за данную модель коммуникаций, чтобы в свою очередь, когда роли в очередной раз поменяются, иметь возможность тоже “побить” другого, как недавно побили его самого.

Внутренние ресурсы участников в таком треугольнике тратятся достаточно непродуктивно. В этой игре практически нет выигрыша: вернее, выигрыш там кажущийся, как в старой истории про двух ковбоев, каждый из которых поспорил с другим, что тот наестся отходов человеческой жизнедеятельности за пять долларов, а потом вышло, что оба наелись этих отходов бесплатно. Только в треугольнике Карпмана так “наедаются” в итоге все трое.

Еще в этом треугольнике постоянно нарастает внутренне напряжение: что неудивительно, если там всегда кого-то “бьют”. И когда напряжение достигает своего предела – происходит своего рода взрыв, и система разрушается спонтанно. Причем с достаточно тяжелыми последствиями для всех участников. Безусловно, у кого-то из них даже после взрыва может возникнуть стимул образовывать новый треугольник, но как минимум не всегда есть для этого силы.

Деструктивность карпмановской модели общения поначалу, разумеется, не видна, – еще и потому попасть туда легко: а вот выйти бывает чрезвычайно трудно. Суть психотерапии в случае работы с тем или иным треугольником Карпмана – помочь кому-то одному разомкнуть этот замкнутый контур: учитывая то, что практически для всех участников игра в треугольник, как говорилось выше, имеет условную приятность. А любая ломка психологической игры, даже ощутимо деструктивной, всегда болезненна. И здесь важно, чтобы клиент понимал, какую выгоду он получит, выйдя из данного треугольника: выгоду освобождения от созависимости, от бессмысленного хождения по кругу, от периодических “психологических избиений”. Выгоду самостоятельно строить свою жизнь, не оглядываясь на других участников игры. Если такую выгоду человек способен воспринять как нечто ценное и значимое для себя – ему выходить из треугольника будет легче.

Использованы материалы:
Библиотека психолога Константина Ольховского
Психотерапевт Николай Нарицын

Рекомендуем посмотреть видео: Сергей Шипунов с темой “Треугольник Карпмана” в гостях на телеканале “Психология” в программе “Наука о душе (Гордон)” (выпуск 21)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *