20 лет работы с наркотической зависимостью

В статье сравнивается опыт работы  с наркотической зависимостью разными психотерапевтическими методами и новыми, созданными специально для этой формы зависимости. Дается описание и преимущества этих методов, которые впитали в себя лучшее из многих психотерапевтических подходов. Показывается, почему возникла необходимость провести ряд собственных исследований, и как это повлияло на конечный результат.

 
Автор: Гребнев Сергей Андреевич – ведущий психотерапевт по версии ППЛ в 2010 г., признанный психотерапевт Европейской Ассоциации Психотерапевтов (2000 г.), мастер-практик и тренер НЛП (1994 и 1995 г.), автор метода «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу» (2012 г.) и «Кристаллизация мышления» (2013 г.). Автор книг: «Психология и психотерапия алкогольной зависимости», Екатеринбург (1998) и «Наркотическая зависимость. Психотерапия или … структурирование мышления?», Екатеринбург (2013).

Приступив к работе с наркотической зависимостью в 1994 г, мы опирались на имеющийся пятилетний опыт работы с алкогольной зависимостью преимущественно двумя психотерапевтическими методами: нейролингвистическое программирование с усовершенствованными техниками и гипнотерапия, преимущественно эриксоновский вариант. Работа с алкогольной зависимостью имеет свою последовательность, которая описана в книге «Психология и психотерапия алкогольной зависимости» С. Гребнев, Екатеринбург, 1998 г., и уже более 25 лет приносит хорошие и стабильные результаты. На начальном этапе данный подход решено было использовать в работе с наркотической зависимостью. За первые два годы работы стало  понятно, что одни технические приемы какого-либо психотерапевтического метода работают корректно, другие, к сожалению, провоцировали на употребление наркотиков, третьи создавали впечатление лечебного процесса, а четвертые давали улучшение всего лишь на несколько месяцев. Возьмем для примера гипнотерапию. Практически все зависимые люди хорошо входят в состояние гипноза, но суггестии направленные на прямой отказ употребления наркотических веществ часто провоцировали его употребление уже на следующий день. Варианты эриксоновского подхода оставляли позитивное впечатление у клиентов и, соответственно у специалиста,  но продолжительность отказа от наркотиков  сохранялась в пределах всего нескольких дней, редко месяцев. Стабильно позитивный результат от гипнотерапии давал только ресурсный транс, направленный на воспоминания позитивных моментов из детства. Он устранял субдепрессивное состояние, способствовал быстрому восстановлению сна, существенно снижал раздражительность. А разработанные несколько тем ресурсного транса давали возможность запустить важный процесс пересмотра своей жизненной позиции.

Использование нейролингвистического программирования также показало неоднозначность результатов. Отлично зарекомендовали себя несколько технических приемов. Например, модернизированная техника «взмаха» или созданная еще при работе с алкогольной зависимостью техника «внутри личностного общения». Данные технические приемы способствовали быстрому изменению взглядов и убеждений клиентов. А такие техники как «договор двух частей» или «наркотик выбора» давали временное благоприятное впечатление у одних, либо провоцировали на употребление наркотиков у других, а третьим давали в руки дополнительные аргументы в пользу употребления наркотического вещества.

В связи с этими наблюдениями было принято решение расширить круг психотерапевтических подходов. Стали использоваться такие методы как:

  1. Когнитивная психотерапия, РЭПТ.

  2. Позитивная психотерапия по Н. Пезешкян.

  3. Транзактный анализ.

  4. Голотропное дыхание.

  5. Краткосрочные методы, которые можно отнести к эмоционально-стрессовой психотерапии.

  6. Эффект 25 кадра.

  7. Элементы провокативной психотерапии.

Поиски наиболее эффективного метода или его отдельных частей проводились на протяжении нескольких лет. Периодически акцент в работе делался на тот или иной психотерапевтический метод, проверялась стабильность получаемых результатов. В результате были сделаны следующие выводы: а) психотерапию при наркотической зависимости можно проводить любым из указанных методов; б) результативность используемых методов не превышала более 20% отказа от наркотиков год и более; в) ни один из указанных методов не давал желаемого устойчивого результата; г) в каждом из перечисленных методов были отдельные позитивные моменты, способствующие забыванию о наркотиках.

Разберем важные моменты в трех методах – гипнотерапии, нейролингвистическом программировании и когнитивном подходе.

Гипнотерапия, эриксоновский подход. Многие специалисты придают большое значение как традиционным методам и методикам гипнотерапии, так и особенно популярному в наши дни эриксоновскому подходу. Разделим методы гипнотерапии на сам процесс погружения в это состояние с его разнообразными феноменами и на суггестии, проводимые в гипнотическом состоянии.

Погружение в гипнотическое состояние легче осуществляется с помощью эриксоновского подхода, нежели чем традиционными методами. Нахождение в состоянии гипноза и присутствие различных, характерных для гипноза феноменов не означает того факта, что проводимые внушения станут исполняемыми клиентом. Нами было изучено не менее 30 вариантов суггестивных формулировок, как в стиле эриксоновского подхода с акцентами на проводимых суггестиях, так и традиционные формы практически прямых указаний разной степени жесткости на отказ от наркотиков. Наблюдения показывают, что нахождение клиента в состоянии гипноза не гарантирует того, что проводимые суггестии будут приняты им, а в дальнейшем станут выполняться независимо от формы подачи. Если сравнивать формы внушений двух разных подходов – эриксоновского и традиционного, то прямые указания на забывание или отказ от наркотиков оказались эффективнее, чем «завуалированные» или косвенные внушения, используемые при эриксоновском подходе. Но в тоже время, очень жесткие суггестии нередко провоцировали на повторное употребление наркотиков. Иногда было сложно найти «золотую середину», при которой внушения имели бы максимальную эффективность. Это осложнялось и таким фактором, как совпадение или не совпадений суггестий с истинным желанием клиента прекратить прием наркотических веществ. Как известно, желания принимать наркотик и отказаться от него у таких клиентов имеют тенденцию очень быстро меняться. Иными словами, проводимые внушения на «отказ от наркотиков», на «забывание наркотиков» и тому подобные внушения не давали желаемого результата. Результат в большей степени зависел от других факторов, настрой пациента на отказ от данного вещества, от его системы верования в используемый метод, и от создаваемого внешнего эффекта проводимой процедуры внушения. Так процедуры внушений с использованием эффекта 25 кадра производили на клиентов самое благоприятное впечатление, и казалось, что дают стабильный результат. В реальности стабильность результатов, а нас интересовал отказ от наркотиков год и более, не превысила указанных 20%.

Тем не менее, в гипнотерапии наблюдался ряд интересных феноменов, которые в последствие оказались очень полезными и стали использоваться в новом методе. Первое – это феномен параллельного мышления. Клиент наряду с текущими реальными воспоминаниями был способен одновременно проделывать какую-либо дополнительную работу. Например, делать пометки в тетради, или «проживать» одномоментно два разных события из разных временных промежутков времени. Второе наблюдение, которое заинтересовало нас – это способность некоторых людей переживать в гипнотическом состоянии не предложенные гипнологом воспоминания, а совершенно другие события, значимые для клиента. Например, мы просили (внушали в состоянии гипноза) вспомнить себя в возрасте 5-7 лет, а он мог вспомнить себя в возрасте 14-15 лет, или внушалась прогулка по лесу, пение птиц, шум листвы, а клиент мог вспомнить поездку к морю. Это наблюдение принесло нам понимание, почему наши прямые или косвенные внушения на отказ от наркотиков часто не имели успеха, и каким образом они проходят собственную внутреннюю «обработку» получаемой или внушаемой информации. Третье, – это способность клиентов повышать свою работоспособность и четкость мышления после проведенного сеанса гипноза. Другими словами после сеанса гипноза клиент выполнял работу с наименьшим количеством ошибок, нежели чем до сеанса. Четвертое – проведенный гипнотический сеанс независимо от проводимых внушений давал клиенту возможность концентрировать внимание на поставленной им же задаче и быстрее находить желаемый ответ.

В методе нейролингвистического программирования была взята на вооружение работа с субмодальностями, способная быстро менять восприятие наркотического вещества и эмоциональное реагирование на него.

В когнитивной психотерапии (консультировании) нас заинтересовали различия когнитивных искажений и особенности мышления у обычных людей и у зависимого человека. В дальнейшем это помогло в поиске искажений (иначе ложных убеждений), которые привели человека к первичному приему наркотика, сформировались в процессе его употребления и удерживают в проблеме. Не менее полезным оказались наблюдения за последовательностью задаваемых вопросов в рамках когнитивной психотерапии. Какие вопросы задаются, какие цели они преследуют и, к каким результатам приводит заданный вопрос. В результате нашли оптимальный алгоритм задаваемых вопросов, максимально быстро приводящий к смене убеждений, а новая форма проводимых суггестий способствовала стабилизации полученного результата.

Помимо наблюдений был проведен ряд исследований:

  1. Нас интересовали различия в восприятии наркотического вещества между людьми, начавшими их прием и людьми, имевшими возможность принять наркотик, но отказавшимися от них.

  2. Второе, каким образом формируются и меняются новые убеждения.

  3. При каких условиях новые убеждения становятся стабильными и естественными для человека.

  4. Четвертое, какая форма работы с клиентом способна максимально эффективно менять восприятие клиентом состояние наркотического опьянения, естественным путем и максимально незаметно для него менять систему убеждений, избавлять его от желания принять наркотическое вещество на долгие годы.

 

На основании наблюдений, исследований и открытий сформировались два совершенно новых метода. Консультационный – «Кристаллизация мышления» и психотерапевтический – «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу». Эти два метода имеют схожие моменты и в тоже время они диаметрально противоположны по форме воздействия. Метод «Кристаллизация мышления» можно отнести к когнитивным технологиям изменяющим (структурирующим) мышление зависимого человека, а метод «Суггестия в состоянии концентрации внимания» схож с гипнотерапевтическими методами. В тоже время оба метода претерпели существенные изменения, что позволило перейти на качественно новый уровень работы, сделать результаты высоконадежными и устойчивыми и существенно сократить реабилитационный период наркозависимого человека. Так продолжительность основного курса работы с наркотической зависимостью составила всего три месяца (до 30 часов консультирования), а результат такой работы достиг 60-65% отказа от наркотиков год и более. В настоящее время наши пациенты отказываются от наркотиков до 18 лет.

Итак, о методах.

Первый метод – «Кристаллизация мышления» является консультативным методом и относится к когнитивным подходам. Первой отличительной особенностью метода является структура задаваемых вопросов. Они задаются в последовательности, которая позволяет максимально быстро «вскрыть» (изучить) ложные убеждения клиента, помочь самому найти для себя новое видение реальности, новый взгляд, а затем сделать новое убеждение максимально устойчивым. Изменяя одно убеждение за другим, мы помогаем ему окончательно забыть о наркотиках, стать к ним равнодушным. Алгоритм задаваемых вопросов максимально емкий, короткий и корректный. Если клиент начинает путаться в собственных мыслях, увлекая за собой консультанта, то задачей консультанта является корректное и незаметное возвращение клиента к процессу поиска ответа на главный запрос, а далее к новому видению проблемы. В процессе формирования новых убеждений помогают и традиционные инструментарии многих психотерапевтических методов, правда имеющие свои особенности. К ним относятся метафоры (притчи, пословицы, поговорки, короткие истории); позитивное мышление; а также редко используемые консультантами и психотерапевтами уровни логического мышления и разнообразные стили мышления. Не малая роль уделяется умению отслеживать и понимать не вербальные, едва заметные реакции, умение использовать их в своей работе. Обновленный инструментарий метода является второй особенностью.

Третьей отличительной особенностью метода является особенность работы с очень устойчивыми убеждениями, которые порой невозможно изменить напрямую. Именно такая категория убеждений удерживает человека в проблеме, а после длительного вынужденного отказа от наркотика возвращает его к новому витку употребления. В методе «Кристаллизация мышления» разработаны приемы, позволяющие: 1) успешно работать с возникшими возражениями и 2) вычленять в главном (основном) убеждении ряд вспомогательных, формирующих главное, а затем незаметно для клиента изменять их. С второстепенными убеждениями клиент расстается легче и быстрее, а это способствует тому, что вскоре основное убеждение рассыпается как карточный домик.

Четвертой особенностью является последовательность работы с зависимым человеком. За годы работы были разработаны темы обсуждений с клиентом, позволяющие находить и менять наиболее часто встречающиеся ложные убеждения. Темы и их последовательность описаны в авторском патенте.

Второй метод – «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу» – это новый гипнотерапевтический метод. Он имеет некоторые сходства с гипнотерапией, как с традиционными формами, так и с эриксоновским подходом, но и несет в себе существенные различия. К сходствам можно отнести нахождение клиента в гипнотическом состоянии с его соответствующими физиологическими реакциями. Отличия во внешнем проявлении заключается в том, что при проведении гипнотерапии клиента часто просят закрыть глаза, погрузиться в сон, расслабить мускулатуру рук, лица, шеи. Человек находится в некотором сноподобном состоянии. Состояние концентрации внимания внешне напоминает состояние задумчивости, в котором периодически бывает каждый из нас, когда размышляет о чем-то важном. При этом глаза открыты, взгляд сконцентрирован на одной точке, тело неподвижно, дыхание поверхностное. Возможны и другие изменения, которые зависят от переживаний. Объективно пациенты входят в глубокое трассовое состояние, в котором способны значительно быстрее обдумать и найти новое видение привычной ситуации. А если использовать феномены гипнотерапии, описанные выше, то конечный результат приобретает большую стабильность.

Помимо сходства с гипнотерапией у метода есть и другие отличия, которые делают его совершенно новым методом:

  1. Погружение в гипнотическое состояние. В методе «Суггестии в состоянии концентрации внимания по Гребневу» осуществляется за счет четких и ясных вопросов, приводящих к инсайду и далее к концентрации внимания на решении обозначенной проблемы.

В традиционной гипнотерапии погружение происходит за счет концентрации внимания на визуальном объекте (любой блестящий предмет, представление какой-либо ситуации и т.д.), аудиальном (шум дождя, капли, монотонный голос и т.д.), за счет фиксации внимания на кинестетических ощущениях и соответствующих командах. В эриксоновской – погружение осуществляется за счет двойного смысла высказываний, витиеватости или противоречивости скрытых команд. Язык эриксоновского подхода – это язык обобщений (номинализаций, милтон-модель), а не четких и ясных вопросов.

  1. Продолжительность транса. В методе «Суггестии в состоянии концентрации внимания по Гребневу» продолжительность транса длится от нескольких секунд до 1-2 минуты. Количество таких состояний может достигать до 5-7 раз за 50 минут работы. Продолжительность транса отслеживается специалистом по невербальным реакциям. При использовании других методов гипнотерапии погружение в состояние транса занимает в среднем от 3-х до 20 минут, а нахождение в этом состоянии обычно составляет от 20 минут до 1,5 часов.

  2. Внушения (суггестии), не директивные и только как закрепляющие или подтверждающие новые убеждения (взгляды) клиента, к которым он пришел сам. Суггестия длится всего несколько секунд. Клиентом они воспринимаются как личные открытия, а потому принимаются безоговорочно и становятся устойчивыми. Наблюдаемые невербальные реакции служат для специалиста ориентиром в проводимой работе. В традиционной гипнотерапии и эриксоновском подходе на сам процесс внушений обычно отводиться около 25-40 минут. Внушения специалиста могут быть разной степени директивности и не всегда совпадают с убеждениями клиента, даже если они желательны для него.

  3. Отсутствие сноподобного и постгипнотического состояния. В авторском методе «Суггестии в состоянии концентрации внимания по Гребневу» человек не засыпает, глаза остаются отрытыми, а он просто погружается в собственные размышления на короткий промежуток времени, делая для себя важные открытия. Выход из этого состояния естественен, без просоночного состояния. Внешне это выглядит, как будто человек задумался, а затем вновь вернулся к обычному разговору. При традиционной форме гипнотерапии клиента часто просят закрыть глаза и по мере погружения в это состояние, клиент может слышать гипнотизера, а иногда «проваливаться» в сон. После выхода из гипнотического состояния 2-3 минуты человек находиться в постгипнотическом состоянии, схожим с просыпанием.

Имея внешние отличия от гипнотерапии, метод «Суггестии в состоянии концентрации внимания по Гребневу» несет в себе и принципиально новый алгоритм изменений личности. Он способствует формированию естественного нового восприятия реальности. Это хорошо показано в первых 30 страницах книги: «Наркотическая зависимость. Психотерапия или …. Структурирование мышления» С. Гребнев Екатеринбург, 2013 г. Поскольку смена убеждений происходит естественным для клиента способом, то воспринимаются клиентом как обычный разговор. Пациенты так и говорят: «просто поговорили», «меня убедили, и я сам все понял». Или «Мы просто разговаривали с Сергеем Андреевичем, и он не то, что бы убеждал меня, нет, мы просто обсуждали эту проблему, и я все понял!», «Я думал, что мне начнут говорить о том, как плохо принимать наркотики, а Вы просто поговорили на одну тему, затем незаметно затронули другую. Если бы не было первого разговора, то не было и последующего».

Методы «Кристаллизация мышления» и «Суггестия в состоянии концентрации внимания по Гребневу» по сути можно рассматривать как единый метод, а разделение на два разных было необходимо для того, чтобы подчеркнуть сложность происходящего процесса и единства таких разных по форме подходов. Такой подход позволил вывести работу с зависимым человеком на новый профессиональный уровень и достичь более высоких и стабильных результатов.

Преимущества метода «Кристаллизация мышления».

Психотерапевтическая работа с людьми с наркотической зависимостью начинается на 5-7 день после последнего приема наркотика, либо после стационарного лечения и устранения абстинентного синдрома.

  1. Основная работа проводится на протяжении 3 месяцев, за 24-30 часов в амбулаторных условиях. Благодаря такому подходу клиент учится жить в условиях, где присутствуют наркотики, а не временно изолированных. У зависимых людей одной из особенностей мышления является быстрое формирование безразличного отношения к наркотику в условиях, когда его невозможно достать, приобрести. Чаще всего такие ситуации возникают при попадании в тюрьму, поездку в другую страну, где наркотики запрещены, помещение в реабилитационный центр, проживание в тайге и т. д. Возвращаясь в привычные условия, у пациента возвращается желание употребить наркотическое вещество.

  2. Амбулаторная работа позволяет экономить средства клиента на необходимости содержать охрану, ненужные помещения и многое другое.
  3. Наряду с прохождением реабилитации клиент имеет возможность работать и приносить доход. Со второго месяца постоянная работа клиента по своей специальности является обязательной.
  4. Быстро восстанавливается доверие к клиенту со стороны родных и близких.
  5. Окупаемость реабилитации обычно составляет 3-6 месяцев.
  6. Меняя мышление клиента, меняются привычки, окружение, восстанавливаются необходимые для нормальной жизни навыки.
  7. Разработаны четкие и ясные критерии, по которым можно судить о не возможности возврата к наркотикам.

Все эти преимущества делают работу с клиентом на более высоком профессиональном уровне. Даже после месяца реабилитации независимо от наркотического вещества родители клиента чаще всего говорят: «Я узнаю своего ребенка. Он стал нормально с нами общаться, делиться своими проблемами». За этот промежуток времени обычно исчезают остаточные явления абстинентного синдрома, резко снижается, а чаще всего исчезает желание в приеме наркотика, появляется уверенность в собственных силах, налаживаются отношения в семье.

Использование основного метода, меняющего мышление зависимого человека, не отменят использование других психотерапевтических подходов. Более того они используются как дополняющие и позитивно влияющие на душевное состояние клиента.

Немного статистики.

Метод начал формироваться в период 1994-1997 г.г., когда ведущим наркотическим веществом был опий сырец (ханка). Ориентировочно с 1997-1999 г.г. стали появляться пациенты с зависимостью от героина, вплоть до 2003-2004 г.г..

К 2001г. было пролечено более 500 человек. Около 70% – это люди в возрасте от 19 до 24 лет. Остальные – это люди старше 25 лет, преимущественно 25-30 лет. Самому старшему было 58 лет. В условиях стационара устранялся абстинентный синдром, а затем в амбулаторных условиях проводилась психотерапия на протяжении 3-х месяцев. Наряду с психотерапией авторским методом с 1998 г. назначался единственный препарат – антогонист опиатов. Активная субстанция – налтрексона гидрохлорид. В разное время ими были: налорекс Nalorex (Франция), ревиа Revia (США), антаксон Antaxon (Италия – Россия), а затем и налтрексон Naltrexon. Препараты назначались по специальной схеме с последующим снижением дозы.

С целью проверки эффективности работы пациенты, прошедшие трехмесячную реабилитацию в нашем центре с 1995 г. и отказавшиеся от наркотиков год и более в период с 1999г. по 2001 г. могли участвовать в проводимой нами 2 раза в году акции – розыгрыш туристической путевки. Условия акции не позволяли скрыть даже «случайный» прием наркотиков. Через два года мы смогли подвести итоги. Результат оказался следующим. Соотношение людей прошедших полный курс и прошедших только месяц реабилитации было как 40% и 60%. , то есть полный трехмесячный курс реабилитации проходили только 40% клиентов. Пациенты, прошедшие реабилитацию три месяца и больше, отказывались от наркотиков в 60-65% случаев, а закончившие добровольно реабилитацию через месяц (8-10 часов работы) отказывались от наркотиков год и более только в 20% случаев. На сегодняшний день у некоторых клиентов полный отказ от наркотиков составляет 13-18 лет. При этом меняется стиль жизни, восстанавливаются семьи, некоторые из них получили высшее образование, другие становятся успешными предпринимателями. Один человек защитил диссертацию. В целом бывшие клиенты становятся полезным себе, своей семье и обществу.

В последующие годы статистика не столь точная, какой она может быть в условиях частнопрактикующего специалиста или центра. Тем не менее, к 2006-2007 г.г. наиболее часто используемым наркотическим веществом стал амфитамин. Результаты работы были несколько ниже, на уровне 50% от прошедших реабилитацию три месяца. К 2010 – 2011 г.г. ведущим наркотическим веществом стали курительные смеси. Статистика изменилась. Клиенты проходили курс реабилитации преимущественно один месяц (около 75% человек). Их отказ от наркотиков год и более составляет около 35-40%.

Примеры из практики.

Март 1997 г. Пациент Андрей 24 года.

Принимал наркотические вещества опийной группы с 19 лет (общий стаж употребления около 5 лет). Преимущественно опий сырец (ханку) в дозе до 1.0 грамма. На протяжении первого полугода прием был эпизодический с частотой один раз в 2-3 месяца. Затем частота приема стала возрастать и через год стала ежедневной. Еще полгода спустя появились выраженные признаки абстинентного синдрома. В это время пациент уже не работал, занимался мелкими кражами. В 21 и 23 года дважды проходил стационарное лечение. Проводилось лечение абстинентного синдрома с последующей медикаментозной терапией, какой не знает, на протяжении 20-ти дней. После первого лечения самочувствие улучшилось, на некоторое время исчезло желание принимать наркотическое вещество, ремиссия составила 3 месяца. После второго стационарного лечения также было улучшение самочувствия, но ремиссия продолжалась не более одного месяца. На первичный прием прибыл в состоянии выраженного абстинентного синдрома. Был направлен на стационарное лечение, где проводилась стандартная терапия устранения абстинентного синдрома. На 20-й день был выписан из стационара и вновь обратился за помощью в наш центр. Ведущим лечебно – реабилитационным мероприятием была психотерапия: когнитивная, гипноз, позитивная. Терапия продолжалась на протяжении трех месяцев в амбулаторных условиях. Всего было проведено около 30-ти часов индивидуальной работы. После реабилитации пациент провел 2 месяца на даче родителей и занимался трудотерапией. Наблюдения за пациентом на протяжении последующих 7 лет показали, что к приему наркотических веществ пациент более не возвращался. Работал водителем автомобиля в одной из туристических фирм, женился, появилось двое детей. Остаточным явлением было нарушение памяти, на которое он иногда жаловался даже через 4 года после последнего употребления наркотика. Последняя встреча с пациентом была в 2004 году. В планах было поступление в высшее учебное заведение.

 

Сентябрь 1999 г. Пациентка Ольга 18 лет.

Наркотическое вещество начала принимать в 15лет. Сначала нюхала героин, а через год начала принимать его внутривенно в дозировке до 0,5 грамм в сутки. Первое стационарное лечение проходила в декабре 1998 г., ремиссия длилась не более четырех месяцев. К нам обратилась после повторного стационарного лечения летом 1999 г. Лечебно – реабилитационные мероприятия осуществлялись с помощью психотерапии и назначения антагонистов опиатов (ревиа) в дозе 50мг. в сутки на протяжении 3-х месяцев с последующим снижением дозировки на протяжении следующих 6-ти месяцев. За первые две недели терапии значительно улучшилось самочувствие: восстановился сон, устранилась субдепрессия, повысилось настроение. Через месяц исчезло компульсивное желание принять наркотическое вещество. Длительность воспоминаний сократилось с 20-30 минут несколько раз в день до нескольких секунд в неделю.

Терапия продолжалась в течение трех месяцев в амбулаторных условиях. Пациентка приезжала из другого города (180 км) 2-3 раза в неделю. На протяжении этого времени пациентка работала продавцом – кассиром в магазине. В течение следующего года эпизодически один раз в 2-3 месяца проводилась спонтанное тестирование на предмет употребления наркотиков. Эпизодов приема наркотического вещества не выявлено. Следующая встреча была два года спустя после лечения. Приема наркотиков, со слов родителей, не было. Очередной контакт по телефону с родственниками состоялся в апреле 2007 г. Ольга вышла замуж, родила здорового ребенка, о периоде приема наркотиков вспоминает как о чем-то давно прошедшем и эмоционально тусклом, словно это было очень давно.

Очередной контакт с мамой клиентки состоялся в августе 2010 г. О наркотиках они не вспоминают много лет. Растет здоровый ребенок, Ольга работает, занимается бизнесом. Последняя встреча с клиенткой была в ноябре 2014 года. Приехала в связи с трудностями в отношениях в семье. Наркотики не принимала, алкоголь редко, не более раза в месяц.

 

Июнь 2008 г. Пациент Владимир 40 лет.

Первое употребление наркотиков в возрасте 25 лет, когда работал судовым механиком. Общий стаж употребления героина около 15 лет. К моменту обращения принимал наркотическое вещество 2 раза в день в дозе до 2-х грамм в течение последних 1,5 лет. Лечился многократно. Устранял абстинентный синдром. Ремиссия длилась два-три месяца. Затем вновь возвращался к приему наркотика. Последнее лечение было 2 года назад в стационаре до 21 дня. Ремиссия длилась один месяц. Затем быстро набрал дозу до 2-х грамм. К нам пришел с сильным желанием прекратить прием наркотического вещества. Последнее употребление наркотика было 3 дня назад. Абстинентный синдром был не явно выраженный, медикаментозной терапии не проводилось. С первых дней лечения проводилась ресурсная гипнотерапия, которая позволила существенно уменьшить, а затем и устранить неприятные ощущения и влечение к наркотическому веществу. С 7 дня отказа от наркотиков и отрицательной пробе на него к психотерапии был добавлен антаксон в дозировке 100 мг. в сутки. Через неделю лечения стал восстанавливаться сон, поднялось настроение. Через 10 дней лечения (на 3-й день приема антаксона) полностью исчезли мысли о наркотиках. Если и были напоминания о них (звонили продавцы наркотиков; видел наркозависимых людей, спрашивали о самочувствии родственники), то длительность воспоминаний продолжалась не более 15-20 секунд. Затем мысли переключались на текущие дела и пациент тут же забывал о наркотиках. Лечебно – реабилитационный период продолжался активно 3 месяца, а последующие 3 месяца встречи были 1-2 раза в месяц. За этот промежуток времени во многом измелились его взгляды на собственную жизнь, что сказалось на улучшении отношений с женой и сыном, активнее включился в жизнь, изменился круг знакомых, восстановил отношения со старыми друзьями, не принимавшими наркотики. Спустя год после начала лечения чувствует себя хорошо, наркотики не принимал. Антаксон принимал около 9 месяцев с постепенным снижением дозировки препарата. Последний месяц принимал по 50 мг. один раз в неделю. Спустя год продолжал отказываться от наркотика. Отношения в семье ровные. Работает. Появилось свое дело.

 

Библиография по психотерапии

  1. Ахмедов Т. Практическая психотерапия: внушение, гипноз, медитация. М., Харьков., 2005.
  2. Бехтерев В. М. Гипноз, внушение, телепатия. М., 1994.
  3. Беккио Ж., Росси Э., Гипноз 21 века М., 2003.
  4. Буль П. И. Гипноз и внушение. Л. 1975.
  5. Васильев Л. А. Таинственные явления человеческой психики. М., 1964.
  6. Вельвовский И. З. Лингарт Н. К. и др. Психотерапия в клинической практике. Киев., 1984.
  7. Гребнев С.А. Психология и психотерапия алкогольной зависимости. Екб. 1998.
  8. Гребнев С. А. Наркотическая зависимость. Психотерапия или … структурирование мышления? Екб., 2013
  9. Евтушенко В. Г. Методы современной гипнотерапии М., 2010.
  10. Карвасарский Б. Д. Психотерапия М. 1985.
  11. Платонов К. И. Слово, как физиологический и лечебный фактор. Вопросы теории и практики психотерапии на основе учения И. П. Павлова М., 1962.
  12. Рожнов В. Е., Рожнова М. А. Гипноз от древности до наших дней. М., 1987.
  13. Свядощ А. М. Неврозы (руководство для врачей). СПб., 1997.
  14. Шерток Л. Гипноз М., 1992.
  15. Форель А. Гипнотизм, или внушение, психотерапия. Их психологическое, психофизиологическое и медицинское значение со включением психоанализа. Л.. 1928.
  16. Эриксон М., Гипноз. В 3-х томах. Харьков., 1994.
  17. Эриксоновский гипноз (искусство изменений). Моделирование бессознательного. М., 1995.
  18. Юрьева Л.Н. История. Культура. Психические и поведенческие расстройства. – 2002, Киев «Сфера» – 224с.

 

Библиография по наркологии

  1. Актуальные проблемы возрастной наркологии. \\ Материалы Всесоюзной междисциплинарной научно-практической конференции под редакцией Е.Н. Кривулина, Н.А. Бохана. Чел. 2012 г.
  2. Анохина И.П. Биологические механизмы предрасположенности и нарушений функций мозга у потомства крыс с хронической алкогольной интоксикацией // Вопр. наркол. – 1994. – №4. – с.43-50.
  3. Гурвич И.Н. Психологические теории алкоголизма, нарко- и токсикомании //Интернет.- 2000
  4. Лисицин Ю.П., Сидоров П.И. Алкоголизм: (мед.-социал. аспекты): Руководство для врачей. – М.: Медицина, 1990. – 526с.
  5. Личность пациента и болезнь / В.Т. Волков, А.К. Стрелис, Е.В. Караваева, Ф.Ф. Тетенев. – Томск, 1995. – 328с.
  6. Юрьева Л.Н. История. Культура. Психические и поведенческие расстройства. Киев. Сфера 2002. – 224с.
  7. Яновский С.С., Двирский А.А., Волченко А.П. Применение алкоголя как стрессопротектора: психосоматический и социальный аспекты // Таврический журн. психиатрии.- 2000.- Т.4, №1 (12).- С.14-15.
  8. Наркомания в России: состояние, тенденции, пути преодоления: Пособие для педагогов и родителей / Под общ. ред. д-ра социологич. наук, проф. А. Н. Гаранского. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2009. – 352 с.
  9. Наркомания: методические рекомендации по преодолению наркозависимости / Под ред. А. Н. Гаранского. – М.: Лаборатория Базовых Знаний, 2009. – 384 с.
  10. Павленок, П. Д. Наркомания и токсикология как формы девиантного поведения: теория и практика работы по предотвращению и избавлению от наркотической зависимости : [наркомания – понятие, классификация, типы наркотиков, причины и последствия распространения] // Социальная работа с лицами и группами девиантного поведения : учеб. пособие / П. Д. Павленок, М. Я. Руднева. – М., 2010. – С. 59-69
  11. Торшин, А. Проблема наркомании становится реальной угрозой / А. Торшин // Вопросы социального обеспечения. – 2011. – № 23 (15 дек.). – С. 9-10.
  12. Зуев, А. М. Наркомания и жизнь несовместимы / А. М. Зуев // Основы безопасности жизни. – 2010. – № 9. – С. 43-49
  13. Лечение зависимостей: полный справочник. М.П. Быков и др. – М.: Эксмо, 2008. – 635с.
  14. Пятницкая И. Н. Общая и частная наркология: Руководство для врачей. — М.: Издательство «Медицина», 2008. – 640 с.
  15. Наркология: национальное руководство / Под ред. Н.Н. Иванца, И.П. Анохиной, М.А. Винниковой – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 720 с. – (Серия “Национальные руководства”)
 
Автор: психотерапевт

Гребнев Сергей Андреевич

Раб. тел. +7 950 563 50 25

www.doctor-grebnev.com; www.доктор-гребнев.рф

dr.grebnev@mail.ru

 

Post Author: Сергей Андреевич Гребнев

Сергей Андреевич Гребнев

Психотерапевт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *