“Человеческая” и “нечеловеческая” составляющие психолога

Одна моя знакомая однажды заявила: «Зачем учиться на психолога? Он же просто хороший человек. Что от него требуется? Главное, чтобы он выслушал, посочувствовал и дал ценный совет. Вот я, например, настоящий психолог! Многим своим подругам я так помогаю». В ее словах проявилось распространенное заблуждение, связанное с неясностью сути роли психолога. Психолог — это не человек, а профессия

На самом деле, психолог не дает советов, не сочувствует, да и слушает больше себя, чем клиента. Психолог, прежде всего — профессиональная роль. В таком случае получается, что психолог — это «не человек». Соответственно он вступает с клиентом в «нечеловеческие», то есть «рабочие» отношения. Успешность работы напрямую связана с умением психолога осознавать и исполнять свою профессиональную роль, строить свое поведение в ее рамках.

Смешение рабочих отношений с другими видами взаимоотношений не только усложняет, но и делает невозможным решение психологической проблемы. С другой стороны, смешение рабочих и дружеских отношений может привести к тому, что дружеские отношения исчезнут и станут рабочими. Поэтому есть такой закон: с клиентами не дружат, друзей не консультируют. Рабочие отношения можно рассматривать как отношения чистого зеркала. «Человеческие» отношения искривляют восприятие. Например, влюбленность можно рассматривать как зеркало идеализации, дружбу — как зеркало взаимозависимости, приятельские отношения — как зеркало тактичности. «Человеческие» отношения возникают тогда, когда поведение начинает выходить за рамки профессиональной роли.

Для уменьшения опасности «загрязнения» рабочих отношений могут быть применены специальные приемы. Желательно обговорить их с клиентом до начала консультирования. К этим мерам сохранения рабочих отношений относятся, например, следующие:
― психолог принимает клиента на своей территории. Клиент к вам приходит, а не вы к нему. То есть ему что-то от вас надо, а не вам от него. Это дает дополнительную инициативу психологу;

― прием ведется строго по времени, которое заранее оговаривается с клиентом (45 минут — 1 час). Консультация должна заканчиваться не в результате решения проблемы, а по истечении обговоренного времени. Эта мера может препятствовать тому, что клиент начнет «тянуть» время, а в последние пять минут вдруг вспомнит «ужасно важный» материал. Когда он заранее знает об ограничении времени, он вынужден будет полноценно работать в отведенный для консультации срок и т.д.

На мой взгляд, умение строить и поддерживать рабочие отношения является необходимым условием успешной психологической работы. Можно даже сказать, что сами по себе эти отношения уже являются целебными и помогающими. К сожалению, при профессиональной подготовке специалистов совершенно упускается такой важный ее раздел как формирование психологии профессионала. В этом одна из проблем России — у нас много хороших людей, но крайне мало профессионалов. Настоящий профессионал способен отделять себя от роли, что дает ему возможность управлять ею. В этом заключается основной способ преодоления синдрома «сгорания» и психологической усталости. Когда психолог ― не человек, он не устает от «себя», не болеет и не «сгорает».

Данное совершенно не означает, что человек, исполняющий роль, становится безэмоциональным, как робот. Внешне психолог должен быть похож на человека. Здесь можно провести аналогию с театром. Актеру по содержанию пьесы следует играть, например, преступника. Если это хороший исполнитель, то он представит свой персонаж на сцене и правдоподобно, и убедительно. Плохой же актер будет играть не преступника, а самого себя. Или заявит, что он никогда не был преступником и ему неприятно находиться в этой роли. Мастерство актера заключается как раз в способности к перевоплощению, то есть изображению непохожих на себя персонажей.

Последовательное размышление о том, кто такой психолог, приводит к тому, что психолог — это во многом то, что делает из него клиент. От того, в какую роль клиент будет «загонять» психолога, можно сделать вывод о его проблеме. Если в роль Авторитета, то это, возможно, говорит о внутренней неуверенности. Если Следователя, то у него повышенный самоконтроль. Если Друга, то в данном случае мы имеем дело с зависимым человеком, у которого не удовлетворена потребность в эмоциональном контакте. Если Врача – то у клиента нарушены близкие отношения с собой, он себя плохо понимает. Конечно, это не окончательные диагнозы, но их можно проверить в последующем общении с ним.

То есть психолог работает через этот, созданный клиентом, «образ психолога», фантом. Сила его заключается не в нем самом, силой наделяет его клиент. В принципе психолог — это «голый король». Консультация заканчивается, когда психолог будет разоблачен и увиден как человек. Профессионализм психолога заключатся в том, чтобы помочь клиенту создать этот образ и зарядить его максимальным количеством энергии, раньше времени не разочаровать, не «проколоться». В каком-то смысле психолог всегда как бы обманывает клиента, но без этого невозможно помочь. Прямой и открытый способ помощи клиент либо отвергнет, либо будет им напуган.

Психолог — тоже человек

После ознакомления с моей теорией о том, что «психолог — не человек», одна моя клиентка стала упрекать меня в неискренности. «Вы ведете себя так, как полагается вести психологу. Сами же писали, что психолог — это актер. А мне хочется с вами живого контакта!» Как я ее не убеждал, что я открыт и естественен, ничего не помогало. Тогда я задумался над этим противоречием и увидел, что в «нечеловеческом» подходе нет всей правды о психологе. В результате этих размышлений я понял, что есть два этапа подготовки консультанта.

На начальной стадии необходимо разотождествление себя и своей профессиональной роли. Оно необходимо для того, чтобы не привносить в отношения с клиентом своих проблем, проекций из прошлого или будущего, своих моральных принципов. В создании рабочих отношений важно, чтобы они отличались от привычных житейских контактов, которые бывают с друзьями, родственниками, коллегами по работе. Психолога можно рассматривать как роль, у которой есть свои правила и ограничения. На этом уровне психолог близок к актеру. Похожий этап ухода от себя, нагруженного собственными жизненными и житейскими проблемами, называется «психолог — это не человек». Тогда происходит временная «деромантизация» представлений о психологе как «сверх-человеке», «спасителе человечества», «целителе душ» и т. д.

Таким образом, можно снять путаницу, которая возникает у психологов между желанием помочь и самоутверждением. «Нечеловеческая» позиция является хорошей профилактикой для того, чтобы личные трудности у психолога преждевременно не «вылезли» и не использовались им для демонстрации своего превосходства над личностью клиента.

Но потом необходим второй этап, который я обозначаю как «психолог ― тоже человек». Следующая стадия профессиональной подготовки психолога заключается в том, чтобы, сохранив инструментальную позицию по отношению к себе (отношение к себе как к инструменту), вернуться в «человеческое состояние». Такое, о котором К. Роджерс как-то сказал: «Я понял, что чем больше я буду собой в контакте с клиентом, тем лучше я смогу ему помочь» [30]. То есть, на другом этапе уже важно развитие таких качеств в общении с клиентом как открытость, присутствие, прозрачность, отсутствие «маски», опора на эмоционально-чувственную сферу.

Если психолог без первого этапа сразу начнет стремиться «быть собой», то в таком случае вместе с открытостью может проявиться и нетактичность, и бесцеремонность, и даже откровенное хамство. Только после того, как я смог сформировать профессиональную позицию, в ее рамках становится возможным проявлять себя «таким как есть». Проявляется уровень мастерства уже тогда, когда психолог действительно работает не через методики, а самим собой.

Немного мистики: духовное пространство профессии

При подготовке себя как профессионала очень важно знать то, что относится к профессии, но это еще не все. Необходима постоянная практика в выбранной сфере, но и этого недостаточно. Крайне важна специальная подготовка личности самого профессионала. Конечно! Но необходимо и еще что-то, оживляющее профессионала, что дает ему возможность перейти от технического ремесла к искусству. Именно оттуда профессионал берет свою неисчерпаемую энергию. Я бы назвал это «что-то» ― духом профессии.

Такое происходит, когда психолог как инструмент соединяется с духом своей профессии. В результате этого он становится профессионалом, мастером. Его работа, ее качество и количество не обусловлено внешними источниками, например, такими как сумма гонорара. Все это становится вторично, его основная энергия теперь идет из другого источника. Я называю этот источник «духовное пространство профессии». Поэтому, сколько бы ему ни платили, профессионал всегда работает одинаково. Одинаково безупречно. Он уже не может работать ниже своего уровня.
Когда-то давно мне запомнилась фраза о том, что не человек выбирает профессию, а профессия выбирает его. Сначала она мне показалась просто оригинальной, но потом я понял всю ее глубину и справедливость.

Я помню, как меня выбрала психология. У меня никогда даже мысли не было стать психологом. С детства я очень любил рисовать, поэтому пошел учиться на архитектурный факультет. Благополучно доучился до пятого курса, делал свой диплом по организации городской зоны отдыха. В это время мой знакомый прочитал объявление о том, что в нашем городе проводится недельная «Школа общения». Я подумал, что мне как архитектору конечно надо уметь общаться, чтобы договариваться с заказчиками и продавать свои проекты. Так я записался в эту «школу» и прошел в ней психологическое обучение. Для кого-то это было одним из интересных и занимательных эпизодов в жизни. Я же после этого поменял свою профессию. Кстати, что интересно, многие из тех, кто проходили у меня обучение, тоже «заболевали» психологией.

В результате размышлений о случившемся у меня возникла такая фантастическо-мистическая картинка. Мне представляется, что реальность неоднородна, что в ней есть самые различные уровни и потоки. Все, что делается на физическом уровне реальности, непосредственно связано с другими ее уровнями, где есть все знания обо всем.

Знания можно получать из книг и от людей, но можно получать напрямую из этого пространства «знаний обо всем». Возможно, там существует поток такого знания, которое условно называется «психология». Соединившись с этим пространством, можно черпать оттуда всю накопленную там информацию. На этом уровне можно напрямую общаться с Зигмундом Фрейдом, Карлом Роджерсом, Фрицем Перлсом и многими другими психологами. Не как с великими, авторитетными и мудрыми «памятниками», а как с реальными живыми людьми, которые создавали свои теории через ошибки, страдания, сомнения. Следует к ним относиться не снизу вверх, а как к своим друзьям и коллегам. Не суггестироваться, а быть с ними в диалоге.

На мой взгляд, это и есть самое важное — «подключиться» к потоку своей профессии. Такое возможно только через другого человека, который уже «подключен». Через книги или собственные размышления это сделать достаточно сложно, возникает высокая вероятность просто впасть в очередные иллюзии. Поэтому в подготовке профессионала необходим живой контакт с реальным носителем знаний, мастером в своей профессии. Чем бы вы с ним не занимались, главное находиться с ним в реальных отношениях. Как сказал один мастер: «Знания даются в непосредственном живом контакте через молчание». Или как пошутил другой мастер: «Знания передаются микробами». Когда происходит такое «подключение», тогда рождается Ученик, то есть появляется тот, кто учится.

Автор: Сергей Петрушин, д.психол.н., профессор.
Институт педагогики и психологии Казанского федерального университета.

Источник: сообщество RusPsy

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *