Кредо гештальт-терапевта

Один из вариантов перевода слова “гештальт” с немецкого означает “образ”, “целостность” или “целостный образ”. Я это чувствую так: целостность, формирующая гармоничный образ, состоящая из множества частей разных, но равнозначных.

Для меня, как для гештальт-терапевта, нет “неугодных”, “плохих” частей личности клиента. Нет таких качеств или черт, от которых я буду клиенту советовать избавиться или помогать ему в этом (даже если это его запрос). Для меня человек, пришедший ко мне, со всеми своими чертами и особенностями — достаточно хорош, и имеет право быть счастливым и возможность быть таковым. Я буду стараться помочь клиенту, скорее, сбалансировать качества и части внутри себя, сформировать гармоничные взаимоотношения этих частей между собой.

Гештальт как метод — прост и честен. Это так понятно и сложно одновременно — просто быть собой. Для меня это значит, в том числе, ничего не “строить” из себя, не прикрываться масками и ролями, даже когда очень хочется или так привычно. Не пытаться понравиться или произвести впечатление. Быть честной не только с клиентом, но, прежде всего, с самой собой. Бывает трудно признаваться не только клиенту, но даже себе в чувствах, которые не хочется испытывать, которые могут не понравиться другому, которые с самого детства учили скрывать… Однако с “маской” на лице или без неё наша суть не меняется. Чаще всего оказывается, что эти “оболочки” давно никому не нужны, кроме нас, и требуют слишком много сил на их поддержание.

Гештальт — это ещё и “чувствовать себя”. Ощущать своё тело, переживать свои чувства. Допускать и принимать целиком все свои переживания. То есть, не вычёркивая каких-нибудь неугодных переживаний, не делая вид, что боли или страдания нет. Не открою секрета, что это очень тяжело поначалу. Ведь мы привыкли именно так справляться с трудными чувствами — исключать их. К сожалению, это не означает, что такие чувства перестают существовать внутри нас. И это оборачивается тем, что мы становимся не способными чувствовать хорошее или сопереживать другому человеку. Поэтому я считаю гештальт очень телесным и чувствующим направлением психотерапии. Обучающим ощущать и чувствовать без утайки себя и принимать чувства другого.

Гештальт в чём-то — эдакая “духовная практика”. Он “учит”, что мы живём только “здесь и сейчас”. И только в этот самый момент возможен “контакт”, возможна встреча двух — полноценно и живо. Только когда Я и Ты всецело здесь и сейчас друг для друга. Это определённая работа для меня и клиента — оставаться вместе в течении 60 минут, “жить” друг с другом, даже если слишком трудно, слишком хорошо, смутительно или хочется плакать. Для меня это — знак наивысшего уважения, когда мой собеседник готов отложить все свои дела и мысли и быть только со мной. Это делает общение, контакт по-настоящему качественным и удовлетворяющим.

Другое, очень ценное для меня лично, свойство гештальт-терапии — безоценочность суждений, принятие. Принятие клиента полностью, таким как есть. Будучи гештальт-терапевтом, я не даю себе права судить клиента, каким бы он ни был, какие бы трудности не испытывал, с какими бы сложностями он не столкнулся в жизни, с какими бы стыдными или страшными историями он не пришёл. Я знаю, что сама совершала ошибки, и знаю, что никому не удалось и не удастся этого избежать. Для меня есть только один вопрос: как человек хочет с этим поступить дальше? И я готова помогать клиенту с ответом на этот вопрос.

Самая значимая для меня вещь, на которой основан гештальт вообще, и моя работа терапевта в частности — это личная ответственность. И это, пожалуй, самое сложное. Тяжко брать на себя ответственность за себя, свою жизнь, свои решения. Трудно осознавать, что страдания, несчастья, неудовлетворённость могут быть собственным, пусть неосознанным, но выбором. Однако когда начинаешь брать ответственность на себя, происходит почти магия — становишься зрелым, самодостаточным, обладающим Силой Менять. С ответственностью начинаешь сам строить свою собственную жизнь нужным только тебе способом, наконец, выбирая то, что делает тебя счастливым.

Самое странное, что моя главная работа в качестве гештальт-терапевта — это не знание техник, ответов, советов, не наличие богатого жизненного опыта, умного вида или авторитета, а умение и способность быть в таком простом, честном, чувствующем, принимающем, ответственном контакте одновременно с собой и с клиентом здесь и сейчас. Показывая “на себе” каким удовлетворяющим, захватывающим, трогающим до глубины души, безопасным, тёплым, живым и наполняющим может быть такое совместное бытие — контакт. Таким, как сама Жизнь.

Post Author: Евгения Коган

Евгения Коган

Гештальт-терапевт, процессуальный терапевт, специалист по работе с психической травмой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *